shatsky (shatsky) wrote,
shatsky
shatsky

Category:

За что сожгли протопопа Аввакума?

За что сожгли протопопа Аввакума? // Проблемы истории, филологии, культуры. - 2011. - № 2. - С. 258-267
http://pifk.science74.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=57&Itemid=45




Распечатка текста статьи:

За что сожгли протопопа Аввакума?

Документы о казни протопопа Аввакума не сохранились. В одном из следственных дел 1683 года упомянуто, что «бывшеи протопоп Аввакум которои прежде служил на Москве у церкви Казанской богородицы и после де того он в ссылки в Пустозёрском остроге казнен» (Документы 1990, 91), есть ряд поздних известий о казни. Но отсутствие документов об исполнении казни: следственного дела, приговора, донесений исполнителей, – оставляет многие вопросы дискуссионными. В частности, вопрос о конкретном обвинении, по которому был казнён Аввакум.

Наиболее распространены два объяснения. Первое восходит к антистарообрядческой литературе 18 века. В 1724 году в Москве было намечено публичное сожжение старообрядческой иконы с ликом протопопа Аввакума. На аутодафе должно было быть прочитано объявление Синода старообрядцам. Основная тема – объяснение, почему Аввакум не заслужил почитания в качестве святого. «Лжемученики, паче же и злодеи и казненные, уподобляются мученикам Христовым, бессовестно похищают себе имя святого»; «церкви Христовой укорители; государств христианских возмутители, властей от Бога учиненных ругатели, душепагубные суеверы, раздирающие ризу Христову, всееретичествующие тати, разбойники и все по вине своей страждущие не венчаются» (т. е., не могут быть увенчаны венцами мучеников); «бывший протопоп Аввакум осуждён, наказан и казнён, аки злодей, суеверец, клеветник, ругатель и еретик непокаянный» [Малышёв 1965, 341].

Далее, анонимный составитель излагает свою версию осуждения Аввакума.
6 января 1681 года в праздник Богоявления – согласно Объявлению - московские старообрядцы «безстыдно и воровски метали свитки богохульныя и царскому достоинству безчестныя. И в то же время, аки татие тайно вкрадучися в соборные церкви, как церковные ризы, так и гробы царския дехтем марали и сальныя свечи ставили, не умаляся ничем от святокрадцов и церковных татей. Сея вся злодеяния быша в Москве от раскольников наущением того же расколоучителя и слепаго вождя своего Аввакума. Он же сам, окаянный изверг, в то же время… сидя в вышеозначенной юдоли, земляной своей тюрьме, на берестяных хартиях начертывал царския персоны и высокия духовныя предводители с хульными надписании и толковании и блядословными укоризнами». «И за сицевое всезлобное беззаконие, того же времени, по правилам святых отец, по царским и гражданским законам, и по истинному суду, указом его царским… Аввакум с вышеописанными сонмища своего и злоименитыми клевретами [выше о «клевретах» сказано только то, что Аввакум был заточён вместе с «анафеме преданными сообщниками, раскольниками, с Лазарем, распопом Романовым, и с Федором, изверженным диаконом, бывшим в московском Благовещенском соборе»], в срубе сожжен» [Малышев 1965, 340 - 342].

Граф А. А. Матвеев - московский губернатор в 1724 – 1725 годах – в своих записках вкратце изложил ту же версию: «Аввакума, бывшего протопопа Казанского собора Пресвятой Богородицы, что в Китае городе в Москве, и сообщников его распопов, таких же раскольников, которые уже за тот свой раскол и ересь давно прокляты от Восточной святой Церкви, и в Пустоозерский острог в земляные тюрьмы заточены, и потом за великие на царский дом хулы сожжены были» [Матвеев 1997, 391]. Известно, что «А. А. Матвеев приступил к своим “Запискам” значительно позже описываемых событий, по крайней мере, после 1716 г.» [Матвеев 1997, 425]. А. А. Матвеев имел возможность ознакомиться с «Объявлением об Аввакуме», когда обсуждался вопрос о сожжении в Москве иконы Аввакума. Обязанностью московского губернатора было обеспечение общественного порядка во время подобного действа, предотвращение волнений старообрядцев. Возможен и иной вариант соотношения «Объявления» Синода и «Записок» московского губернатора. Они могут восходить к общему источнику.

В 1855 году митр. Макарий (Булгаков) использовал записки Матвеева при написании «Истории русского раскола». В частности, объясняя приговор Аввакуму, историк процитировал «за великие на царский дом хулы» [Макарий (Булгаков) 1855, 219, 400 n.], сославшись на издание записок 1841 года. В 1861 году ту же цитату, без указания источника, использовал П. И. Мельников в биографической статье об Аввакуме [Мельников 1861, 153]. В 1894 – В. А. Мякотин [Мякотин 1894, 156]. В 1898 году - А. К. Бороздин, сославшись на П. И. Мельникова: «статья П. И Мельникова Аввакум; по известию о казни Аввакума она является почти первоисточником, т. к. в известных источниках нет тех подробностей, которые сообщены Мельниковым» [Бороздин 1898, IV, 396]. В 1911 году А. К. Бороздин написал статью «Аввакум» для авторитетного "Нового энциклопедического словаря". Брокгауза-Ефрона. В неё также вошла цитата «за великие на царский дом хулы» [Энциклопедический словарь 1991, 36]. У читателей складывалось впечатление, что автор цитирует официальный документ. Например, в 1912 году, отвечая на просьбу старообрядцев об установлении креста на месте казни Аввакума, местные власти уверенно возразили: «его превосходительство, приняв во внимание, что означенное лицо было подвергнуто казни, независимо религиозных воззрений, как государственный
преступник, за великие на царский дом хулы, признал приведенное ходатайство не подлежащим удовлетворению» [Фита (Мельников) 1913, 85]. Часто использовалась цитата для объяснения причины казни Аввакума и позднее. Уже в 1991 году А. Робинсон писал: «граф А. А. Матвеев (отец которого А. С. Матвеев был убит повстанцами), когда впоследствии указал на политическую мотивировку казни Аввакума, сожженного «за великия на царский дом хулы»» [Робинсон 1991, 18].

Однако, не все историки соглашались с таким объяснением причин казни. Н. И. Костомаров в «Русской истории» (1872) писал, что «в Пустозерске сожжены были в срубе, за хулы на церковь, протопоп Аввакум, бывший поп Лазарь, дьякон Феодор и инок Епифаний» [Костомаров 1991, 570]. Проф. и доктор русской истории Московского ун-та П. В. Знаменский в "Руководстве к русской церковной истории" (пять изд-й с 1870 по 1888 г.), первым связал казнь с предшествовавшим ей Собором 1681 года: «Распространение раскола усиливало против него строгие меры... Главные расколоучители Аввакум, Лазарь, Федор и Епифаний были сожжены на костре. Московский собор 1681 г. положил усилить средства к отысканию раскольников» [Знаменский 2005, 326]. В 1905 к той же точке зрения присоединился и Д. И. Иловайский: «За Московским собором 1681 года последовали жестокие меры против раскольников. В ту же эпоху подверглись казни и пустозерские узники. Не имеем подробных известий об их трагической судьбе. Знаем только, что в конце царствования Феодора II они были всенародно сожжены в срубе на Страстной неделе» [Иловайский 1996, 478]. Известный историк старообрядчества С. А. Зеньковский пришёл к тому же выводу: «на церковном соборе 1681—1682 годов было решено усилить борьбу с церковным расколом. Одними из первых жертв этой политики явились пустозерцы» [Зеньковский 2005, 399]. В 1990 г. Линдси Хьюз - профессор кафедры Русской истории Лондонского университетского колледжа - также поддержала эту версию: «Переход к жестким мерам во время правления Софьи был подготовлен церковным собором 1666-1667 гг., который отлучил старообрядцев от церкви и объявил старые обряды и тексты еретическими, а также собором 1681-1682 гг., который принял постановление о предании раскольников светскому суду. Накануне майского восстания (согласно старообрядческому преданию 14 апреля) лидер старообрядцев протопоп Аввакум и его «соузники» были заживо сожжены в каторжном поселении и Пустозерске» [Хьюз 2001, 161]. Вошла версия и в справочные издания, например, в Новую британскую энциклопедию: «A council of 1682 against the Old Believers condemned Avvakum to be burned at the stake, and the sentence was carried out» [The new Encyclopediya Britannica 1994, 744] и в справочник «Сто великих пророков и учителей»: «Проведённый Иоакимом в 1681 – 1682 гг. церковный собор создал особый «отдел постановлений» против расколников, которым запрещалось собираться на молитвы. Царская грамота того же года давала епископату новые, расширенные полномочия по борьбе с расколом. Видимо, в связи с этими постановлениями Аввакум и его пустозерские единомышленники 14 апреля 1682 г. погибли на костре» [Рыжов, Рыжова 2006, 464].

Рассмотрим каждую из версий подробнее.

По-разному объясняли сторонники первой точки зрения, за какие именно «великие хулы на царский дом» мог быть казнён Аввакум. Митрополит Макарий писал обо всех четырех казненных: «не переставали и оттуда [из заключения] поддерживать раскол своими письмами и дерзко оскорблять царское величество» [Макарий 1855, 219], но не приводил конкретных примеров оскорблений. В. А. Мякотин и А. К. Бороздин предполагали, что речь идёт о письме, в котором Аввакум написал царю Фёдору Алексеевичу о посмертной участи его отца Алексея Михайловича: «В муках он сидит, слышал я от Спаса; то ему за свою правду» [Мякотин 1894, 155; Бороздин 1898, 346]. В. А. Мякотин считал, что казнь была вызвана как религиозными причинами, так и оскорбительным для покойного царя письмом: «осужденный собором старик раскольник, выступавший с резким осуждением как церковной реформы, так и всякого общения с иноземцами, решавшийся поносить память покойного царя, не мог рассчитывать ни на помилование, ни на сожаление» [Мякотин 1894, 156]. А. К. Бороздин, отметив временной разрыв между посланием и казнью, не считал связь между ними доказанной: «Это послание было последним обращением к власти и, может быть, за него (хотя и не вслед за ним) протопопа постигла вместе с его соузниками окончательная кара». Вместе с тем, он не отрицал и версии о религиозных причинах казни: «Патриарх Иоаким, по предположению П. И. Мельникова, стал настоятельно требовать казни расколоучителей, из дальнего Пустоозёрска поддерживавших и распространявших раскол повсюду» [Бороздин 1898, IV].
Очевидно, что послание Аввакума, написанное после смерти Алексея Михайловича, могло вызвать недовольство нового царя. И, действительно, известно, что после 1676 года правительство приняло меры к ужесточению участи пустозерских узников. Впервые документы об этом обнаружила Л. Г. Заничева, а опубликовал В. И. Малышев. Рассматривался вопрос о переводе узников в монастырские тюрьмы. Если в 1676 охране предписывалось только никого не допускать к узникам, то в 1677 царь впервые приказал не позволять заключенным иметь чернила и бумагу [Малышев 1955, 328]. В. И. Малышев обоснованно полагал, что именно письмо 1676 года, написанное «в очень резком и неуважительном тоне» и «переполнившее чашу терпения», привело к «новому усилению режима» [Малышев 1955, 328-329]. Поскольку правительство наказало Аввакума за дерзкое письмо сразу после его написания, следовательно, казнь 1682 года была вызвана каким-то иным событием, последовавшим после 1677 года.
В. И. Малышев полагал, что истинные причины казни изложены в Синодальном объявлении 1724 года, процитированном в начале настоящей статьи.
Есть ли основания сомневаться в достоверности рассказа «Объявления»? В первую очередь, позднее происхождение – от казни Аввакума до синодального объявления прошло более 40 лет. Тенденциозность: цель «Объявления» заключалась именно в том, чтобы доказать, что Аввакум не был мучеником за веру. Следует учесть и то, что перед нами не документ внутреннего пользования, а публичное объявление, обращённое к старообрядцам. Непонятно, за что вместе с Аввакумом сожгли других старообрядцев, если причиной казни стали светские преступления одного Аввакума. Наконец, невероятно известие, что старообрядцы мазали дёгтем царские гробы. За никонианские реформы был ответственен только один покойный царь Алексей Михайлович. Все предыдущие цари почитались старообрядцами как благочестивые монархи и только в качестве таковых упоминались в старообрядческих сочинениях.
Подтверждается ли известие о старообрядческом выступлении в Москве в 1681 году документами того времени? И да, и нет. В «Памяти сыскного приказа» от 30 июля 1681 года сообщается, что в праздник Богоявления, старообрядец Герасим Шапочник бросил с Ивановской колокольни «на смущение народа воровские письма» [Память сыскного приказа 1847, 71]. Схваченный Герасим оговорил Антона Хворого, а этот оговорил Осипа Сабельника, у которого в доме пели часы, пекли просвиры и после часов раздавали людям, которые ели и вменяли в святость. Как видим, масштабы выступления значительно меньше, чем в Синодальном объявлении. Арестован один старообрядец, через которого вышли ещё на двух. Никаких упоминаний об осквернении царских гробов. Ни слова о том, что к происшедшему имел какое-то отношение протопоп Аввакум. Логично предположить, что «сея вся злодеяния быша в Москве от раскольников наущением того же расколоучителя и слепаго вождя своего Аввакума» - тенденциозное предположение автора объявления, не основанное на фактах. Если и были какие-то карикатуры, то их авторство в Объявлении также могло быть только приписано Аввакуму.
В указанную эпоху был, как минимум, один пример, когда для обращения старообрядцев была изготовлена и использована подделка [Козлов 1996, 22 - 44]. В 1709 году нижегородский епископ Питирим привел раскольникам копию «Соборного деяния», которое «недавно отыскали в Киеве». Один его раздел был посвящен Киевскому собору 1157 г. и назывался «Соборное деяние Киевское на армянина еретика на мниха Мартина», который «велие содела в Руси смущение христианином паче же неискуснии писания». Собор будто бы еще тогда осудил обычаи, отмененные Никоном: ереси Мартина соответствовали взглядам старообрядцев. Собор во главе с митрополитом Константином осудил Мартина, хотя он был родственник константинопольскому патриарху Луке Хризаверху. Мартин упрямился. Тогда Киевский собор обратился к Луке. Патриарх созвал в Константинополе второй собор, на котором осудил родственника; Мартин пообещал исправиться, но потом отказался. Тогда его предали анафеме и отослали в Царьград, где патриарх Лука предал Мартина огню. Старообрядцы списку "деяний" не поверили и попросили посмотреть оригинал. В 1717 году оригинал был «найден» в одном из киевских монастырей. На поверку оригинал оказался неумелой подделкой, написанной современным почерком и языком. Вторая подделка известна под названием «Требника митрополита Феогноста» (якобы принадлежавшего этому митрополиту 14 в., но опять-таки исполненного современных выражений). В нем ревнители благочестия не постеснялись сочинить послание иерусалимского патриарха Софрония, которым тот якобы еще в 1327 г. заклеймил учение, аналогичное старообрядческому. В 1718 году «Соборное деяние» было опубликовано. Старообрядцы подвергли оба подлога основательной критике. В 1722 году миссионер иеромонах Неофит вновь сослался старообрядцам на «Деяние» и «Требник Феогноста». Старообрядцы подали солидно аргументированные ответы, камня на камне не оставившие от подделок. Тогда Синод вынужден был отнять книги, запечатать и навсегда упрятать в синодальной библиотеке. По позднейшему признанию митрополита Филарета: «Святейший Синод, найдя сей документ подверженным сомнениям и спорам и зная, что раскольники, по их нерассудительности, оспаривание оного документа могут принять за оспаривание всей правоты церковной… рассудил устранить сей документ от продолжения споров…» Тем не менее, до конца 19 в. «Деяния» и «Требник» официально считались подлинными. На этом фоне, вставка анонимным миссионером в описание реального старообрядческого выступления имени Аввакума, в качестве организатора и карикатуриста, выглядит вполне правдоподобно и даже безобидно, по сравнению с изготовлением целого подложного Соборного деяния.
С другой стороны, сомнительно, что Синод рискнул бы после провала «Соборного деяния» и «Требника митрополита Феогноста» вынести на суд старообрядцев ещё один «спорный документ». История «Соборного объявления» после 1724 года подтверждает его сомнительность. Текст объявления так и не был опубликован. Как отмечает первый публикатор «Объявления» В. И. Малышев: «Оно известно в рукописном варианте, забракованном Сенатом. А среди просмотренных нами печатных листовок, манифестов и объявлений того времени, адресованных к старообрядцам, нужного текста не обнаружено… На деле стоит гриф - «секретно». Текст «Объявления» не публиковался» [Малышев 1955, 336 - 337]. Итак, «Объявление о богопротивнике и еретике, бывшем протопопе Аввакуме» постигла участь «Соборного деяния Киевского на армянина еретика на мниха Мартина» - оба были спрятаны от людских глаз и не использовались в полемике со старообрядцами. Если «Соборное деяние» было спрятано в виду своей сомнительности, то, возможно, что и «Объявление» осталось неопубликованным по той же причине.
Итак, «Объявление» представляется крайне сомнительным источником, подлинная историческая основа которого требует дополнительных исследований. Текст «Объявления» объясняет происхождение загадочных слов А. А. Матвеева: «великие на царский дом хулы». Словосочетание «царский дом» хорошо согласуется с текстом синодального Объявления. Согласно нему, Аввакум был ответственен за хулу не на одного царя, а на многих, т. к. мазание дегтем гробов царей в Архангельском соборе, безусловно, великая хула. Но, как уже говорилось, именно это известие в «Объявлении» совершенно неправдоподобно.
Маловероятно, что «великие на царский дом хулы» из «Записок» А. А. Матвеева цитата, взятая из подлинного приговора Аввакуму. Тогда пришлось бы допустить, что с 1682 по 1725 год в распоряжение властей был приговор Аввакуму, трактующий его как политического преступника. Но всё это время текст приговора не использовался в идейной борьбе со старообрядцами, почитающими Аввакума как святого мученика.
Есть сведения, что уже в конце 17 века правительственные служащие распространяли слухи, порочащие Аввакума. В. С. Румянцева обнаружила документ, проясняющий источник одного из утверждений «Объявления» Синода. Согласно расспросным речам сына Аввакума Афанасия на допросе у мезенского воеводы в 1692 году: «А слышел де он, Афонка, от пустоозерского стрелца, от Лодьмы, а как ево зовут, того сказать не упомнит. Как де он, Лодьма, ехал с Москвы и был на Мезени, и сказывал де он, Лодьма, ему, Афонке, что де отец Афонкин, Аввакум, велел великого государя гробницу дехтем марать, за что де отец ево, Афонкин, и сожжен. А болши де того он, Афонка, про такое дело ни от кого не слыхал и не знает» [Румянцева 1970, 92]. В. С. Румянцева сделала следующий вывод: «Таким образом, связь Аввакума с раскольниками в Москве, его активная роль в подготовке открытого выступления в январе 1681 года против феодальной церкви и самодержавия теперь получают документальное подтверждение, исходящее из неофициальных источников» [Румянцева 1970, 91]. Однако, в приведённом Афанасием слухе Аввакум никак не связывался с московским выступлением старообрядцев января 1681 года. О причастности Аввакума к событиям 1681 года говорится только в «Объявлении» Синода. И только из того же источника известно, что во время этих событий произошло осквернение царских гробов. Возможно объяснение, не учтённое В. С. Румянцевой: составители «Объявления», составляя вымышленный рассказ об Аввакуме, скомпилировали несколько разновременных известий о старообрядцах.
Последнее по времени объяснение, что могло подразумеваться под «великими на царский дом» хулами предложил А. Робинсон. Он связывает политические обвинения в адрес Аввакума с «хованщиной», восстанием стрельцов и части горожан в Москве весной 1682 года, использования его участниками сочинений Аввакума как идейной основы. Версию можно было бы признать основательной, если бы не хронологическая несогласованность. По всем известным датировкам, казнь Аввакума произошла до восстания, в правление Фёдора Алексеевича [Смирнов 1898, VIII]. Восстание же последовало после смерти этого царя.
Итак, в литературе существует несколько версий причин казни протопопа Аввакума и его товарищей по заключению. Ни одну из них нельзя принять окончательной.
Мы предлагаем определить подлинную причину, исходя из способа казни, не самого обычного для Руси - сожжения на костре. Законы 17 века известны. Остаётся посмотреть, за какие преступления применялось сожжение.
Соборное Уложение 1649 года. Сожжение предусмотрено за «хулу на Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа или на рождённую его пре¬чистую Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, или на святых Его угодников» [Соборное Уложение 1987, 19], за умышленный поджог города, двора или дома [Соборное Уложение 1987, 20], за обращение русского человека в бусурманскую веру [Соборное Уложение 1987, 131]. В 1653 году был издан Указ о сожжении колдунов и тех, кто обращается к их помощи [Опарина 2002, 88 – 91; Новомбергский 1906, IX, 78 - 79]. В 1675 году Алексей Михайлович издал указ о сожжении старообрядцев. «Раскольников, которые восточной апостольской церкви не повинуютца, говорить многажды, чтобы они от того расколства престали и покаяние принесли и на истину обратились. И буде которые росколники не покорятца и в познание не придут, и тех раскольников сжечь». «о церковных раскольщиках, которые объявятся в расколах, и тех людей велено расспрашивать и приводить трикратно. И буде не повинятся, и велено зжечь» [Выпись Новгородского приказа 1990, 81; ПСРЛ 1987, 211]. Не существовало законов о сожжении за оскорбление царского достоинства, чем также подтверждается недостоверность пропагандистских материалов петровской эпохи. Маловероятно, что Аввакум, находясь в заключении в земляном срубе, оказался замешан в умышленном поджоге дома, двора или города. Других законов о сожжениях за нерелигиозные преступления, повторим, не было. Следовательно, Аввакум был казнен за религиозное преступление.
Наконец, посмотрим на казнь Аввакума в контексте эпохи. В 1675 году Алексей Михайлович разослал в разные города указы о казнях старообрядцев. Известно о сожжении в 1675-76 годах трёх человек в Тобольске, четырнадцати человек на Вятке [Выпись Новгородского приказа 1990, 81], неизвестного числа старообрядцев в Казани [Выпись Новгородского приказа 1990, 81], монахини Иустинии в Боровске [Повесть о боярыне Морозовой 1991, 54; ср. Дворцовые разряды 1852, 1528 - 1529]. По мнению В. А. Мякотина, в окружении Алексея Михайловича у Аввакума были влиятельные доброжелатели, спасавшие его от казни [Мякотин 1894, 154]. После смерти Алексея Михайловича в 1676 году сведения о казнях временно прекращаются. Но в 1681-82 году в Москве состоялся церковный Собор, потребовавший от светской власти предавать старообрядцев светскому суду: «Просим и молим соборно Великого князя Феодора Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, которые развратники и отступники, по многом церковном учении и наказании и по нашем архиерейском прошении их обращению истинного покаяния явятся противны, святой церкви непокорны, и таких противников бы указал Великий Государь Царь и Великий князь Федор Алексеевич, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, отсылать ко градскому же суду» [Акты исторические 1842, 111 - 112].
Начались новые аресты. В Новгороде – из арестованных в 1682 году старообрядцев около 15 были сожжены [Румянцева 1986, 237]. Во Пскове в 1682 году был арестован старообрядец И. Меркурьев, а в следующем году сожжен. Документы о сожжении Меркурьева сообщают: «в прошлом Государь во 191 [1682] году Августа в 27 день, во Пскове в Приказную избу присланы ко мне, холопу Вашему, из Митрополичья приказу с памятью и распросными речами к градскому суду роскольники псковичи посадские люди Ивашко Меркурьев да Мартинко Кузмин во многом церковном богохулном расколе… расколника Ивашку Меркурьева сжечь в костре» [Судные процессы… 1882, 14 - 15]. В 1683 году группу старообрядцев сожгли в Тобольске [ПСРЛ 1987, 219]. В том же году монаха Варлаама сожгли в Клину. Отписка о его казни сообщает: «И по указу де великих государей того раскольщика старца Варламка за противность и за раскол церкви божии, сказав ему вину, клинской приказнои Дмитрий Ярцов и новгородских стрелцов голова Афонасей Боранов при нем же Григорье сожгли в костре» [Румянцева 1986, 242]. Итак, в 1682 – 1683 годах массово сжигали старообрядцев «за раскол».
Итак, казнь духовного вождя старообрядчества происходит в одно время с казнями других староверов по религиозным обвинениям. На одном костре с Аввакумом сожгли ещё нескольких старообрядцев, которые никак не могли отвечать за гипотетическую «хулу» Аввакума на «царский дом». Впервые на это противоречие обратил внимание Ф. Е. Мельников в 1913 году: «объявляется, что протопоп Аввакум "был подвергнут казни как государственный преступник, за великие на царский дом хулы". Не клевета ли это? (…) «Откровенно говоря, протопопа Аввакума казнили совсем не за письмо его к царю; казнили же вместе с ним и священника Лазаря, и диакона Феодора, и инока Епифания, а они ведь не были причастны к письму Аввакума. Как они, так и протопоп Аввакум преданы огнесожжению только потому, что были непреклонными и стойкими защитниками старообрядчества и поэтому были неугодными и ненавистными для тогдашней церковной иерархии.» (Фита (Мельников) 1913, 86, 88). Хронологически казнь Аввакума последовала сразу после решения Собора об отсылке упорствующих старообрядцев к светскому суду. Решение Собора – ноябрь 1681 года. Казнь Аввакума – апрель 1682 года. По всем перечисленным соображениям Аввакум был казнён за распространение старообрядчества, возглавив список русских писателей, погибших за свои убеждения.

Акты исторические: Собранные и изданные Археографической комиссиею. Т. 5. 1676-1700. – СПб., 1842. – С. 111 – 112
Бороздин А. К. Протопоп Аввакум. – СПб., 1898. – С. IV, 346
Выпись Новгородского приказа из отписок вятского воеводы А. П. Нарышкина о раскольниках, пойманных в Вятском уезде, 1675 г. // Народная культура Урала в период феодализма. – Свердловск, 1990. – С. 81
Дворцовые разряды. Т. 3. – СПб., 1852. – Стб. 1528-1529
Документы Разрядного, Посольского, Новгородского и Тайного приказов о раскольниках в городах России: 1654-1684 гг. - М., 1990. – С. 91
Зеньковский С. А. История Старообрядчества. - М., 2005. - С. 399, 403
Знаменский П. В. Руководство к русской церковной истории. - М., 2005. - С. 326
Иловайский Д. И. Отец Петра Великого. – М., 1996. - С. 478
Козлов В. П. Тайны фальсификации. Анализ подделок исторических источников XVIII-XIX вв. - М., 1996. – С. 22-44
Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. – М., 1991. - С. 570
Макарий (Булгаков). История русского раскола. – СПб., 1855. - С. 219 (прим. 400)
Малышев В. И. Новые материалы о протопопе Аввакуме // ТОДРЛ / В. И. Малышев (ред.). 21. – М., 1965. - С. 328, 329, 336 – 337, 340 – 342
Матвеев А. А. Описание возмущения московских стрельцов // Рождение империи. – М., 1997. – С. 391, 425
Мельников П. И. Аввакум Петрович // Энциклопедический словарь, составленный русскими учёными и литераторами. Т. 1. - СПб., 1861. – С. 153
Мякотин В. А. Протопоп Аввакум: Его жизнь и деятельность. – СПб., 1894. – С. 154, 155, 156
Новомбергский Н. Я. Колдовство в Московской Руси XVII-го столетия. – СПб., 1906. – С. IX, 78-79
Опарина Т. Неизвестный указ 1653 года о запрещении колдовства // Древняя Русь: Вопросы медиевистики. -2002. - № 3. – С. 88 – 91
Память Сыскного приказа в Оружейный приказ об отписке на государя в Бронной слободе двора, принадлежавшего раскольнику и церковному противнику Оське Сабельнику, 1681 года, июля 30 // ЧОИДР. – 1847. – Кн. 5. – С. 71 - 72
Повесть о боярыне Морозовой. – М., 1991. – С. 54
ПСРЛ. Т. 36. М., 1987. – С. 211
Робинсон А. Н. Аввакум (личность и творчество) // Житие Аввакума и другие его сочинения. – М., 1991. – С. 18
Румянцева В. С. Народное антицерковное движение в России в XVII веке. – М., 1986. - С. 237
Румянцева В. С. Неизвестные материалы о протопопе Аввакуме // Советские архивы. – 1970. - № 5. – С. 90 - 93
Рыжов К. В., Рыжова Е. В. Сто великих пророков и вероучителей. – М: Вече, 2006. - С. 464
Смирнов П. С. Внутренние вопросы в расколе в XVII в. - СПб., 1898. – С.VIII
Соборное Уложение 1649 года. – Л., 1987. – С. 19, 20, 131
Судные процессы XVII-XVIII вв. по делам церкви // ЧОИДР. - 1882. - Кн. 3. - С. 14, 15
Фита. [Мельников Ф. Е.] Позорное дело XX века // Церковь. - 1913. - № 4. – С. 85, 86, 88
Хьюз Л. Царевна Софья. – Спб., 2001. - С. 161
Энциклопедический словарь. Брокгауз и Ефрон: Биографии. Т. 1. – М., 1991. – С. 36
The new Encyclopediya Britannica. V. 1. – Chicago, 1994. – P. 744
Tags: История РПЦ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments